ТУТ ВАМ НЕ ТАМ

(от автора: имена в публикации изменены, любые совпадения - случайны)

Недавно позвонил нам некий Андрей, референт мэра одного из украинских городов. Он организовывал деловой визит своего мэра в нашу страну и решил заказать для него индивидуальную экскурсию или тур по северу Израиля. Мы очень мило поговорили, обо всем условились. А в конце Андрей спросил: «А вы сами-то откуда?» Я, говорю, москвичка, а Влад из Днепропетровска. «Так вы», - пошутил Андрей, - «москалька, а Влад – бандеровец». Неудачно, надо сказать, пошутил. Я сперва онемела, а потом как заору: «Евреи мы, израильтяне, и к русско-украинскому конфликту никакого отношения не имеем!» Потом, конечно, остыла, но забыть эту шутку так и не смогла. Потому что на эти грабли я уже однажды наступила.

Года за два до этого был у меня заказ на работу с украинскими фотографами. Четверо обычные люди, а пятая – звезда интернета, Ярина. На нее велено было обратить особое внимание и во всем ей угождать, потому что у нее сотни тысяч подписчиков. Я решила с самого начала сделать группе приятное. Поехала встречать их в аэропорт в одежде цветов украинского флага – в желтых брюках и голубой блузке. Ярина оказалась статной дивчиной с замысловато заплетенной русой косой. Она, конечно, села в машине на переднее сидение, остальные разместились сзади. На подъеме к Иерусалиму я завела свой рассказ про наше древнее и молодое государство, про террасы Иудейских гор, про святость Земли Обетованной. И черт меня дернул – опять-таки, чтобы угодить группе – сказать, что я выросла на Украине и немного понимаю украинский язык. «Не «на», а «в» Украине», - оборвала меня Ярина. «Ну, тогда говорили «на», ведь Украина еще не была независимой. Да и Тарас Шевченко писал «на Вкраини...» «А теперь надо говорить «в» Украине». Хорошо, нет проблем, буду говорить «в». «А из какого города вы приехали?» - поинтересовалась Ярина. «Из Москвы», - говорю, - «но очень любила каждое лето проводить у бабушки в Харькове». Ну, никак я не могла предположить, к чему приведет это мое признание. Да если бы и могла, в жизни не стала бы отказываться от своей истории, происхождения, национальности, религии и вообще от себя самой.

Выйдя из машины в Иерусалиме, я обратила внимание, что на каждый мой вопрос и предложение Ярина отвечает очень резко. Ну, думаю, устали ребята. Не буду делать поспешных выводов. Первый наш визит был в музей Израиля. Заходим, поднимаемся по лестнице. А вдоль нее стоят произведения еврейских скульпторов начала 20 века. Скульпторы эти, в основном, были уроженцами украинских и белорусских местечек, входивших в состав Российской империи. Потом многие эмигрировали и жили в других странах. И на постаментах скульптур обозначено, где они родились и где умерли. И вот, подходя к каждой из скульптур, Ярина прочитывает: «Россия», брезгливо бросает: «Москаль, не смотрим», и уводит ребят дальше. Собрать группу, чтобы им хоть что-то рассказать, я так и не смогла.

Ужин у нас был назначен в ресторане на семь часов вечера. Я подумала: ребята голодные, потому и раздражены. Они ведь только позавтракали перед отлетом из Киева, а обеда у нас не было. Позвонила в ресторан, упросила перенести ужин на шесть часов. Там было какое-то мероприятие, но нам согласились выделить столик на отдельной веранде. Еда была вкусная, разнообразная, красиво сервированная. Ребята стали фотографировать свои порции и ставить в интернет. Все, вроде, довольны. Беседуем мы, и я говорю так, как говорила всю жизнь: укрАинский, с ударением на «а». Вдруг Ярина бросается на меня, скаля зубы, с криком: «УкраИнский, украИнец, украИнка!» Простите, говорю, теперь буду знать, как правильно. Но чувствую себя уже препогано. Понимаю, наконец, что раздражение это не от голода.

Наутро звонит мне мой куратор: «Жалуются на тебя клиенты. Что плохо к ним относишься. Что ничего не рассказываешь. Что оскорбляешь их страну». Ну и прочее в том же духе. Я просто обалдела. Я же о них как мать родная заботилась, водичкой поила, ужин на час раньше выпросила. И в любви к их родине признавалась. Ладно, говорю, буду сегодня с ними еще нежнее, чтобы избежать недоразумений.

И вот идем мы по христианским святыням Иерусалима. Я в лепешку расшибаюсь. Вижу, ребята довольны. Хорошая такая динамика в группе, вопросы задают, интересуются. Выходим из Храма Гроба Господня, идем к Стене плача. И по пути Ярина звонит куда-то по сотовому. И вдруг я вижу опять этот злобный оскал в то время, как она разговаривает. Долго разговаривает, минут 15. А потом у меня раздается звонок от моего куратора: «Украинская сторона просит снять тебя с группы». Как, за что? «Не знаю. Не хотят тебя. Но ты группу не бросай, доработай сегодняшний день».

До сих пор корю себя за то, что не развернулась и не ушла в тот же миг. А, с другой стороны, это было бы непрофессионально. За четверть века работы гидом в Израиле у меня чего только не было – от признаний в пылкой любви за мои знания и чуткость до угроз убить за плохую гостиницу (которую, кстати, не я заказывала). Но не бросишь же группу в 50 человек из-за одного тролля. И в 30 не бросишь. И в 15. Я не смогла бросить и этих пятерых, тем более что четверо были вполне нормальными людьми.

А вечером опять звонок: «Нам некем тебя заменить, будешь с ними еще три дня». Ярина как узнала об этом, оскалилась и побежала снова куда-то звонить. Но ничего сделать не смогла – разгар сезона, все гиды с лицензированными туристическими автомобилями заняты. И пришлось мне еще три дня тащить на себе эту позорную ситуацию, когда лидер группы терроризирует гида, а остальные шепотом сочувствуют, но боятся с ней связываться. А Ярина ярится. То расспрашивает меня, как ни в чем не бывало, о том, что фотографирует, и тут же постит у себя эти снимки с моим текстом. То так нахамит – хоть плачь. То вообще начинает бегло говорить со мной по-украински и требовать немедленной реакции – ведь я же сама призналась, что чуть-чуть понимаю.

В общем, домучила я эту группу в полуобморочном состоянии. А через пару месяцев мне неожиданно позвонили из той же фирмы и предложили новую группу. Я несказанно удивилась, поскольку была уверена, что со мной больше сотрудничать не захотят. А они мне: «Думаешь, мы не знаем, какие люди бывают? У тебя еще ничего. Вот в одной нашей англоязычной группе туристка обвинила гида в сексуальных домогательствах. Мы к нему с претензиями, а он как взовьется: «Если бы! Я уже десять лет от импотенции лечусь». В общем, посмеялись и забыли.

А Андрей вот напомнил. Наступил на больную мозоль. Но мы с ним все равно остались друзьями в Фейсбуке. А мэр его тогда не успел поехать на экскурсию, всего один день в Израиле был. Но мы с ним еще поработаем, ведь он наверняка опять прилетит. Из Украины.

Комментарии Facebook: