МАГДА

Это рассказ об удивительной женщине, с которой свела меня судьба, когда зимой 2000 года я училась в Варшаве.

Шла я как-то по одной из центральных улиц Варшавы, которая называется Иерусалимские аллеи, и вдруг увидела вывеску «Кафе Эйлат». Нарисованные на ней горы и верблюды не оставляли сомнений, что речь идет о южном израильском курорте на берегу Красного моря. Войдя, я увидела надпись на иврите «שירותים», то есть, туалет. А пройдя в зал – свисающую с потолка доску, возвещавшую по-польски «У НАС ЕСТЬ ХУМУС». На этом вся экзотика заканчивалась.

Но оказалось, что в этом кафе действительно собираются люди, неравнодушные к Израилю. И я пошла на одну из их встреч. Обсуждение израильских реалий велось, конечно, при полном непонимании оных. Наш конфликт с арабами разбирался, как столкновение религиозных фанатиков с обеих сторон, и способы решения его предлагались самые наивные. Больше всех мне понравилась одна пожилая дама. Она поднялась, опираясь на костыли, и воскликнула: «Давайте мы, старые женщины, встанем между воюющими сторонами! Ну не станут же они кидать в нас камни». По окончании встречи я подошла к ней, чтобы ее разубедить. Так я познакомилась с Магдой.

geroicheskaya-polyachka-magda-grodska

Магда Гродска

Оказалось, что отваги этой женщине всю жизнь было не занимать. Во время фашистской оккупации Польши Магда была в подполье. Свою борьбу она начала в возрасте 15 лет. Именно тогда, убегая на лыжах от преследования, она разбила о припорошенный снегом пенек лодыжку, что впоследствии и сказалось. Она действовала в рядах к так называемой Армии Крайовой, починявшейся польскому правительству, находившемуся в Лондоне. Подпольщики совершали диверсии. Организовывали подпольные школы и университеты. И, что самое для меня важное, спасали евреев.

Магда укрывала еврейских детей, помогая перевозить их из одного убежища в другое. Поскольку дети все время находились в помещении, нездоровая бледность могла их выдать. И Магда выводила тех, чья внешность не слишком бросалась в глаза, на пляж загорать.

Выследив, куда водят на работу молодых евреев, Магда подбиралась к ним, помогала одному из них переодеться и уводила, обнимая. Мол, проходила тут случайно парочка, и парень как раз склонился к девушке так, что лица его не видно.

Участвовала Магда и в организациях взрывов на железной дороге. Их группа подчинялась непосредственно британскому командованию. Им было поручено взорвать подъездные пути к химическому заводу в Освенциме. Подпольщики попросили разрешения подорвать заодно и рельсы, ведущие в лагерь уничтожения Аушвиц-Биркенау. Но британцы отказали, заявив, что это не стратегический объект. Магда этого англичанам так и не простила.

После войны, с установлением коммунистической власти, бойцам Армии Крайовой оставаться в Польше было опасно. Магда уехала с мужем в Канаду. Жили дружно, растили двоих сыновей. И как-то, когда Магда была на курорте с детьми, ее Ромек, соратник по борьбе, Ромек, поклявшийся не отдать ее живой в руки врага, Ромек, с которым она много раз смотрела смерти в лицо, исчез, опустошив их банковский счет и оставив семью без гроша. И это предательство тоже надо было пережить.

Магда вырастила детей одна. Выучилась, стала специалистом по реабилитации детей-аутистов. А когда в Польше повеяли новые ветры, смогла вернуться в любимую Варшаву. Где мы и встретились. Много рассказов услышала я от этой несгибаемой женщины. И, уезжая, пригласила ее в Израиль. И через пару месяцев Магда приехала ко мне.

Мы с ней объездили всю страну. Я сделала для нее настоящую индивидуальную экскурсию по Израилю. Мы посетили святые места и замки крестоносцев, археологические и природные заповедники, музеи и пляжи. Но самым волнующим для меня стал визит в киббуц Лохамей ха Гетаот.

Киббуц Лохамей ха Гетаот – Бойцы Гетто – основали евреи-подпольщики, уцелевшие после восстания в Варшавском гетто. Первое каменное здание, которое они построили, было отведено под музей, посвященный Катастрофе и героизму евреев во время Второй мировой войны. Я неоднократно бывала в этом музее со своими туристами. И на этот раз договорилась о встрече с одним из пожилых сотрудников музея, бывшим бойцом гетто.

Не успели они с Магдой увидеть друг друга, как стали вспоминать «минувшие дни и битвы», общих соратников по подполью, совместные операции польского и еврейского сопротивления. Они проговорили часа два, а я слушала их, забывая дышать. Потому что передо мной была сама История.

Когда мы с Магдой вышли из музея, на нас налетел вал горластых израильских старшеклассников. Перекрикивая их, я сказала:

-В музее Яд ва Шем в Иерусалиме есть Аллея праведников мира. Там стоят таблички с именами людей, спасавших евреев. Там должно появиться и твое имя.

-Нет, – твердо ответила Магда. – Я не сделала ничего особенного. Я была лишь звеном в цепочке, вместе со мной работало много других людей. Мы делали то, что должны были делать.

-Ну, так давай напишем и их имена, - заволновалась я.

Магда посмотрела на толпу подростков и сказала:

-Смотри, какие они красивые, загорелые, веселые. И если хоть один из них улыбается сегодня благодаря тому, что мы сделали тогда, какая мне еще нужна награда?

(Z głową na karabinie: "Magdalena Zawadzka"  читать )

Комментарии Facebook: