Кейсария. Акведуки

Итак, мы гуляем с туристами вдоль акведука. Изъеденный временем,  ноздреватый, но прекрасно сохранивший свою форму песчаник.  Две тысячи лет его трепали ветры и непогода, соленые брызги и острые песчинки пытались его разрушить, но только содрали наружную штукатурку, обнажив и подчеркнув природную красоту этого камня. Мы видим, что блоки песчаника скреплены между собой знаменитым римским цементом, замешанном на неаполитанском вулканическом пепле «пуццолане».

И цемент этот не потерял своей прочности до наших дней.  Не верите? Поковыряйте гвоздиком – увидите, что он до сих пор очень крепок. Добавлять вулканический пепел в цемент придумали именно римляне. Такой цемент  великолепно подходит для сооружений, находящихся в постоянном контакте с водой. Ирод привез пуццолан из Неаполитанского залива почти за тысячу километров и использовал в основном для заливки блоков, составлявших волнорезы и молы порта. Но и на акведук хватило. Пуццолан  добавляли и в штукатурный раствор. Штукатурили снаружи и внутри. Снаружи – чтобы уберечь песчаник от выветривания. А вот у внутренней штукатурки совсем другое назначение. Во-первых, она нужна для гидроизоляции лотка, по которому течет вода, чтобы предотвратить ее утечку. А, во-вторых, для «заглаживания» внутренней поверхности этого лотка. Дело в том, что римские технологии позволяли проводить воду с мизерным уклоном – 1 метр уклона на 1 км акведука. (Сегодня такие уклоны на линиях, где жидкость течет самотеком, невыполнимы).  Поэтому внутренняя штукатурка должна была быть доведена до идеально ровного и гладкого состояния, чтобы вода текла по ней легко и непринужденно, без бурунов и завихрений. Таким образом, высочайшее качество отделки акведука обеспечивало его бесперебойную работу.

Акведук брал свое начало в отрогах низкого Кармеля к северо-востоку от Кейсарии, в известняковых горах. Строителям были нужны источники воды, расположенные на достаточной  высоте, чтобы построить  акведук с уклоном. И они их создали. Вглубь горы на десятки метров были пробиты горизонтальные каналы. Эти каналы собирали воду, сочившуюся сквозь слоистый известняк, насыщенный дождевой водой, и выводили из чрева горы уже полноводный поток. Сегодня место выхода потока  называется Шуни. Там и берет свое начало этот римский водовод, самый первый в Иудее.

Существует два мнения о времени его строительства: либо по приказу Ирода в конце I века до н.э., либо в начале I века н. э. – после Ирода. Осмелюсь предположить, что этот самый первый в Иудее акведук все же построен по инициативе великого царя. Уж очень это соответствует его размаху. Ну не мог Ирод построить новый великолепный город и не оборудовать его грандиозным количеством воды, оставить его без фонтанов, бань, общественных туалетов. Так что я уверен, что прокладка водовода была начата по приказу Ирода.

Вода, проходящая через известняк, всегда выходит «жесткой», в ней  растворены соли кальция. Вот эта-то жесткость воды очень вредна для водоводов. Посмотрите внимательно на наружную стенку акведука. Видите на ней наросты?  Похоже на древесный гриб – капу. Только этот гриб – каменный. И камень этот называется  травертин. Тот же камень, из которого состоит накипь в чайнике. Или сталактиты и сталагмиты в карстовых пещерах.

Образуются эти наросты на акведуках тогда, когда в плотной внутренней штукатурке появляется трещинка, и ее не ремонтируют годами. Водичка сочится наружу, стекает по стене, капает вниз, потихоньку испаряется. И соли постепенно осаждаются на стенке водовода. День за днем. Год за годом. Век за веком. Представляете, сколько лет надо было пользоваться этим водоводом, не ремонтируя его, чтобы на его стенах выросли ТАКИЕ грибы!

Травертин вообще чрезвычайно интересный минерал. Химически он неотличим от мрамора и известняка. Но вот происхождение его всегда связано с текучей водой. В мире существуют даже месторождения травертина, имеющие промышленное значение. Самое знаменитое строение, возведенное из этого камня -  римский  Колизей.

Туристическая жемчужина в Турции – Памуккале – вышедший на поверхность травертин.  Медленно сочащаяся из гор вода создает сказочный пейзаж: внешние, наружные сталактиты белоснежного цвета, террасы, мелкие водоемы.

Так вот, этот самый травертин – бич акведуков. За столетия их работы травертин нарастает на внутренних стенках лотков и сужает их сечение, сильно уменьшая производительность водоводов. Показательна история знаменитого Айфельского акведука, совсем недолго поставлявшего воду в Кельн во II веке н.э. и разрушенного уже в III веке. Вода продолжала течь в нем столетиями, только не в город, а до разрушенного места. И травертин, естественно, нарастал на внутренних стенках действующего участка водовода.

Через много столетий акведук заново обнаружили и начали использовать этот травертин для изготовления колонн и облицовки алтарей. Полированный Айфельский травертин необычайно красив – шоколадно-коричневый с белыми прожилками.

Возвращаемся к истории водоводов Кейсарии. На протяжении столетий уменьшилось и внутреннее сечение иродова водовода, поскольку в нем, естественно, оседал этот вредный травертин. Количество приходящей в город воды стало намного меньше. А город рос и требовал все больше воды. При императоре Элии Адриане (117 – 138 г.г.  н.э) было принято решение построить второй водовод. Адриан – один из самых мирных императоров Рима. За ним числится всего одна военная акция – жестокое подавление знаменитого восстания Бар-Кохбы (132-135 г.н.э.) и разрушение Иерусалима. А больше войн не было, и Адриан строил, занимая, таким образом, бездельничающих легионеров. Он приказал отстроить на руинах Иерусалима новый римский город, назвав его в свою честь Элия Капитолина. А также проложить второй кейсарийский водовод. На протяжении 22 км этого водовода обнаружено 9 мемориальных досок, увековечивших названия легионов, его строивших. Там упомянуты шестой и знаменитый десятый легионы. А вот одна мемориальная таблица полностью затерта. Можно только предполагать, что она была посвящена 22 легиону, потерпевшему сокрушительное поражение от партизан Бар-Кохбы. Римляне считали это позором и не прощали поражений. Вот и стерли память о 22-м легионе, хотя он тоже строил.

Второй водовод почти вдвое длиннее первого. Он начинается в тех же горах, но выше и дальше. А вот в приморской зоне, перед самым городом просто примыкает к первому. Да так плотно, что даже стоя рядом с этими акведуками, не сразу сообразишь, что их два. Только там, где арки по какой-то причине не совпадают, можно четко различить две отдельных конструкции.  Да еще на фото, где акведуки обрываются, разрушенные морем.

Кейсария была административным центром провинции Палестина Прима. И оставалась столицей в течение всего римского и византийского периода вплоть до 7-го века н.э. Город продолжал развиваться, а водоводы подавали все меньше воды, поскольку, по разным причинам, постепенно ветшали. Где-то просела почва, насыщенная водой, что привело к изменению  геометрии водовода и нарушению равномерного течения воды. Где-то водовод по-пиратски вскрыли местные жители и отвели себе водичку для полива. Где-то треснула и откололась плотная штукатурка, и открылась течь. Все это надо было вовремя обнаруживать и чинить.  Для этого в городе существовала специальная ремонтная бригада.

В византийское время все эти ремонтные работы оказались недостаточными, и было принято радикальное решение. Дело в том, что обильная дождевая вода, выпадающая в горах Самарии, уходит в карстовые полости этих гор и пробивается наружу в Приморской долине к северу от Кейсарии множеством  родников. Однако они находятся на небольшой высоте. Поэтому долину тысячи родников огородили плотиной, затопив сотни гектаров земли и подняв уровень воды на 7 метров, и оттуда стали брать воду. Однако эта вода была значительно худшего качества - солоноватая и непригодная для питья. Зато она вполне годилась для бань и общественных туалетов. Для подвода этой воды был построен еще один, так называемый низкий акведук.

С приходом мусульман  в 7 веке Византийская цивилизация прекратила свое существование, строительные нормы и правила потеряли смысл. Водоводы этого не пережили и пришли в упадок. Затопление долины привело к образованию огромного гиблого болота Кабарра, в котором поселились малярийные комары. Местность стала нездоровой. Население отсюда ушло. Осушить это болото удалось только в начале ХХ века. Когда в СВОЮ Землю Обетованную стали возвращаться евреи.

 

   На главную страницу блога про Израиль   

    Связаться с гидом в Израиле

Комментарии Facebook: