Кино да и только. Туристические аттракции Негева

Пустыня Негев занимает более половины площади нашей небольшой страны. Негев как бы вклинивается между Африкой и Азией, Синайским и Аравийским полуостровом, и является частью пояса мировых пустынь. Природа здесь суровая, коварная и небезопасная как летом, так и зимой. Летом здесь очень жарко – температура днем поднимается до 45С, а иногда и выше. Зимняя дневная температура – 15-20С. Но редкие зимние дожди вызывают бурные наводнения, поскольку почвы Негева совершенно не впитывают влагу. Населенность этой части станы невысока – не более 10 процентов израильтян готовы здесь жить.

kamni-v-pustynya-negev Негев

Но мои телевизионщики с Украины попросили наше министерство туризма познакомить их с туристическими аттракциями Негева. Оказывается, здесь вполне есть что посмотреть и чем заняться. Я с огромным удивлением обнаружил, что среди этих раскаленных безжалостным солнцем камней и песчаных дюн живут поистине железные люди. И не просто живут, а оживляют эту пустыню своим упорным трудом, создают рабочие места для себя и других, облагораживают эти безжизненные пространства, делают их интересными и привлекательными, передают приезжим свою любовь к этому краю света.

leya-hozyajka-kozej-fermy-v-izraileЛея

Мы начали с козьей фермы Неот (Naot Farm). Ее хозяева – Лея и Гади – выбрали место посреди пустыни Негев, поблизости от трассы N40. Пока мои туристы угощались эксклюзивными сырами, я успел поговорить с Леей, поинтересоваться, как их сюда занесло. Оказалось, что они с Гади много лет управляли сетью знаменитых мясных ресторанов «Эль Гаучо». Интересная, но очень суетная работа. И у них появилась мечта – завести свое хозяйство и жить в гармонии с природой. Что они и осуществили вместе со своими шестью детьми. Жили в палатке без электричества и воды. Днем трудились, осваивая новые для себя виды работ, ночью любовались звездами, особенно яркими здесь, в пустыне. Завели стадо молочных коз, наладили производство козьих сыров, построили гостевые домики. Тишина и уединение создают в этом месте особенную атмосферу и привлекают как путешественников-одиночек, так и организованные группы туристов. Так что гости тут бывают почти ежедневно.

magazin-syrov-na-kozej-ferme-v-izraileМагазин сыров

А потом мы двинулись в сторону моря, туда, где каменистая пустыня сменяется песчаной. И когда солнце стало клониться к закату и жара чуточку спала, прибыли к дюнам Ницаны. Сквозной ветер с запада гнал песчаную поземку поперек шоссе, шлейфом срывал песок с гребней дюн, закручивал его в мини-торнадо. Ну, какие тут могут быть развлечения? Я остановил машину на обочине дороги и, недоумевая, набрал телефон Дрора. А он говорит: поворачивай ко мне на грунтовку. Я тебя вижу, а ты посмотри в сторону большой дюны – и увидишь меня. И действительно, в километре к западу я увидел джип и брезентовый тент.

instruktazh-turistaИнструктаж

Пока машина медленно, по ухабам и бездорожью допрыгала до дюны, ветер утих. В этом с виду неприютном месте Дрор развернул свой необычный бизнес – сендбординг, спуск с вершины дюны на доске. На той самой, на которой съезжают сноубордисты, только здесь вместо снежной горы – песчаная дюна. Сначала спускались, сидя на доске, вроде как на санках. А потом решились и стоя. Девчата с визгом летели вниз, падали, вставали и снова бежали наверх. Все были в восторге. И от дюн, и от сендбординга, и от красавца Дрора. Катались до самого заката. Только вот отряхивали с себя не чистый снежок, а въедливый желтый песок, который забивался им в волосы, в нос, в уши, в карманы, под одежду. Когда вечером моя группа вышла из машины, она оставила после себя этакую небольшую дюну, которую я еще с полчаса выметал с пола и с сидений.

film-kozya-ferma-i-sendbording-skrinshot

Фильм Козья ферма и Сендбординг

Назавтра нас ждал еще один экстрим – снеплинг на краю махтеша Рамон. Махтеш, что на иврите значит «ступка» - это уникальный эрозионный кратер длиной 40, шириной 9 километров и глубиной 350 метров. Он появился так: верхний слой горного хребта треснул, в трещину стала проникать вода, которая унесла нижние более мягкие породы, в результате чего за миллионы лет образовалась полость, в которую и провалился верхний слой. Махтеш Рамон – это окно в геологическую историю Земли. Формой он напоминает палитру художника, и сходство это усиливают разбросанные по его дну разноцветные краски: желтые известняки, красные песчаники, черные базальты. Вот по отвесным склонам этого кратера, на фоне нечеловеческой красоты и спускались мои подопечные под руководством инструктора Алона. Ну, понятно, что спускались не на всю глубину кратера, а только до ступени под гребнем – метров на 10. Но все равно здорово!

А потом еще катались по дну махтеша вдоль русел пересохших ручьев, залезали в заброшенные каменоломни, стреляли из лука, обедали в бедуинском шатре…

В общем, оказалось, что они были правы, заинтересовавшись нашей пустыней. В ней действительно не соскучишься.

Комментарии Facebook: