1300 «спасибо»

1300 «спасибо»

С кем только не сводит меня великий и могучий английский язык! Вот недавно мне посчастливилось работать с мини-группой филиппинцев. Я в жизни не видела таких веселых и позитивных людей. 


группа туристов из Филиппин (фото автора)

Наша индивидуальная экскурсия по Израилю включала, конечно, христианские святыни, в основном католические. С самого начала меня поразила спокойная и глубокая религиозность моих туристов. Оказалось, что свободная ориентация в текстах Священного писания для них столь же естественна, как владение таблицей умножения, а вера органична, как дыхание. Они все время были в приподнятом настроении. Во всех церквях останавливались помолиться, и видно было, что это от всей души. А в промежутках между святынями непрерывно шутили и смеялись. Смеялись даже над тем, что самому младшему и самой старшей из них – ему из-за травмы, а ей из-за возраста – было трудно карабкаться по ступенькам Старого города. Безудержно хохотали, когда я нетактично назвала одного из них сыном другого, в то время как они просто коллеги. Страшно обрадовались, когда я им напомнила, что ученики звали Христа «рабби», что значит «учитель», потому что сами они как раз школьные учителя.

А в самые волнующие моменты они начинали петь. В первый раз они у меня запели в монастыре Патер Ностер. Там по всем стенам висят большие керамические панели, на которых на всех мыслимых и немыслимых языках написана молитва «Отче Наш». Они долго искали эту молитву на своем языке тагалог и, обнаружив на самом почетном месте – внутри церкви, почти у алтаря – тут же и пропели ее «с листа».

 

Назавтра мы поехали в Назарет. Двор базилики Благовещения украшен изображениями Богородицы – подарками католических общин со всего света. И как раз при входе – филиппинская мозаика: архангел Гавриил, приносящий Деве Марии весть о грядущем Рождестве Сына Божия. Это опять привело моих туристов в неописуемый восторг. А на боковом фасаде храма, по всей стене сверху донизу написана молитва “Salve Regina Mater”. Я ее, конечно, сто раз видела, но ни разу не слышала, просто показывала и шла дальше. Но мои туристы и тут задержались, вконец расчувствовались и пропели мне весь фасад по латыни. 


Фасад храма базилики Благовещения (фото автора)

А надо сказать, что как раз в это время главная христианская святыня – Храм Гроба Господня – закрылся для посещения из-за денежного конфликта с иерусалимскими властями. И я, видя глубокую религиозность моих филиппинцев, все время переживала, что они мне «запоют» в Иерусалиме перед закрытыми дверями Храма. Но – о чудо – на следующий день Храм открылся, мы смогли его посетить, и моя группа опять была счастлива, несмотря на страшную толчею.

Но, помимо христианских святынь, в нашей программе был еще и музей Катастрофы и Героизма Яд ва-Шем. Я не очень понимала, зачем филиппинцам, столь далеким от Европы, нужен этот музей. Нет, конечно,  они молодцы, что знают и помнят о трагедии нашего народа, но все же... Когда я их об этом спросила, они несказанно удивились. «Как, ты не знаешь, что Филиппины открыли двери для еврейских беженцев из нацистской Германии? Да у нас об этом все знают. И Израиль нам благодарен. Поэтому мы и можем прилетать сюда без виз». К своему стыду, я действительно ничего об этом не знала. И тут же бросилась за помощью к Гуглю.


музей Катастрофы и Героизма Яд ва-Шем (фото: Википедия)

Оказывается, первый всенародно избранный президент Филиппин Мануэль Луис Кесон еще в 1939 году согласился принять 10.000 немецких и австрийских евреев, специалистов в нужных его стране областях.  Переселенцам дали землю, помогли построить жилье, школы, синагогу. Весь народ поддерживал евреев. Но в 1941-м, с японским вторжением на Филиппины, эмиграция была остановлена. Всего успели приехать 1300 человек. Да, это совсем немного. И 10.000 – это капля в кровавом море Холокоста. Да, пригласили только тех, кто был нужен молодому государству. Но все же пригласили! Вспомним, что богатые Соединенные Штаты не сочли возможным увеличить немецкую квоту, дабы принять гонимых. И Британская империя, над территорией которой не заходило солнце, не нашла для евреев места под этим солнцем. А небольшая Филиппинская республика нашла. И за это ей 1300 раз спасибо – по одному «спасибо» за каждую спасенную жизнь.


Януш Корчак с детьми. Скульптура. Яд ва-Шем. Фото: Википедия

Уже выходя из музея, мы подошли к замечательной скульптуре «Янош Корчак с детьми», и я рассказала своим притихшим туристам об еще одном их коллеге, великом еврейском учителе и гуманисте, разделившем со своими воспитанниками не только жизнь, но и смерть. Они ничего о нем не знали, все-таки Филиппины – это очень далеко, но прилежно записали трудное имя, чтобы по моему совету посмотреть потрясающий фильм Анджея Вайды «Корчак».

По дороге назад в Тель-Авив мои веселые ребята включили в телефоне какую-то лирическую запись и стали подпевать ей по-английски. Когда дело дошло до “Love Story”, я не выдержала и тоже запела. И всю дорогу думала, что теперь, рассказывая в музее Яд ва-Шем о праведниках, спасавших мой народ в самый страшный период его истории, я буду упоминать наряду с болгарами, датчанами и греками с острова Закинф еще и филиппинцев. Как здорово, что я про них узнала! Ведь чем больше праведников, тем крепче стоит наш мир.

Комментарии Facebook: