Притча

В последнее время опять потянулся ручеек эмигрантов из России в Израиль. Репатриантами они себя не считают, к еврейству отношение имеют весьма косвенное и к нашему государству относятся барственно, как к третьеразрядному ресторану: то еда невкусная, то сервис плохой, то грязновато. Все верно, есть у нас всякое, и даже более того. Недостатков хватает. И вообще, как оказалось, негатив легче писать, и он вызывает гораздо больше откликов, чем позитив. Но я-то как раз люблю и умею писать позитив. И очень люблю свою страну и свой народ.

ulichnyj-animator-v-ierusalime

Была у меня в субботу индивидуальная экскурсия в Иерусалим с замечательной женщиной по имени Марина. Она привезла в Израиль десятилетнего ребенка-инвалида, которому никак не могут поставить диагноз. Но, несмотря на такую беду, Марина оказалась человеком очень благодарным и позитивным. Сразу сказала: «Я увидела в Израиле две замечательные вещи. Это медицина и люди, которые ею занимаются. Я только здесь поняла, как надо относиться к больному ребенку». Как так? – не понял я. «Ну, вот например, делали у нас МРТ. Это обследование минут на 20, при котором нельзя шевелиться. Но ребенок столько не выдерживает. И мне велели держать его покрепче и покрикивали на меня, когда он двигался. А в Израиле сразу спросили: «Вы что, делали МРТ без наркоза? Конечно тут ничего нельзя понять, все смазано». И дали ребенку перед процедурой легкий наркоз. Показали такую ароматную розовую маску с пупырышками и сказали: «Смотри, это клубничка». Он вдохнул, сказал: «И пахнет клубничкой» и проспал именно столько, сколько нужно для анализа. Вот это по-настоящему человечное отношение к пациенту».

hramovaya-i-maslichnaya-gora

Храмовая и Масличная гора

Так вот, приехали мы в Иерусалим, в Старый город. Все знают, что в субботу подъезд к Стене Плача закрыт. Но я решил подвезти их как можно ближе. Думаю: припаркуюсь где-нибудь внутри стен Старого города, а дальше дойдем с инвалидной коляской. Только свободных парковок не оказалось, и я доехал до турникетов, перекрывающих спуск к Стене Плача. А рядом еще и полицейская машина дежурит, чтобы никто запрет не нарушал. И в ней мой знакомый полицейский. Он знает, что я нередко привожу инвалидов, и в будние дни пропускает мою машину за тяжелые железные ворота прямо к Стене Плача. Я к нему: так и так, у меня в машине ребенок-инвалид. Он говорит: «Езжай за мной» и отодвигает турникеты. Мы спускаемся к полицейской будке, у которой он и паркует мою машину. Ворота в субботу ни под каким видом открыть нельзя. Но в двух шагах от них есть выход от Стены Плача, и около него еще двое стражей порядка. Там такие вертушки, вращающиеся только в одном направлении – на выход. Я всегда там только выходил, даже не знал, что можно войти. Но полицейские увидели нас с инвалидной коляской, замахали руками, мол, идите сюда, и пропустили в открытую рядом с вертушками дверь. И тут Марина растроганно сказала: «Сегодня наш день. Нам все время везет».

И я подумал, что и нам везет, что мы живем в такой доброй стране, где сострадание важнее порядка, где люди видят друг друга и стараются помочь. А тех, кто описывает наш провинциальный Израиль с имперской брезгливостью, мне попросту жаль, потому что они ничего не поняли. Как в той хасидской притче.

tsfat-hasidy-na-kryshe-art-kompozitsiya

Цфат. Хасиды на крыше

Приходит как-то путник холодным зимним вечером в еврейское местечко. Видит – в одном доме горит свет. Значит, можно попроситься в тепло. Подходит он к закрытому окну, заглядывает, а там черт знает что творится. Люди прыгают, кривляются, хохочут. «Сумасшедшие», - думает замерзший путник и убегает. А в том доме просто играют свадьбу, и гости веселятся и танцуют. Но он же не слышит музыки.

Комментарии Facebook: